Жених без перспективы

После того как Игорь начал ухаживать за мной, я решила позвонить его бывшей невесте и узнать, почему она его бросила. Выяснилось, что мой новоиспеченный кавалер — неперспективный жених.

Я неуверенно оглянулась по сторонам и открыла дверь. Навстречу пахнуло хлоркой, лекарствами и еще чем-то неприятно-больничным. В полупустом коридоре на древних скамейках чинно сидели немногочисленные пациенты. Я облегченно вздохнула — не хватало еще встретить знакомых здесь, в кожно-венерологическом диспансере. Не будешь же рассказывать длинную историю о том, как неделю назад помогала детям снять с дерева перепуганного уличного кота. Животное мы спасли, но напоследок кот сильно поцарапал мне руку. Йод не помог, к утру ранки воспалились, пришлось купить в аптеке мазь. Через день на коже появились красные зудящие пятна. К концу недели я начиталась о всевозможных заболеваниях передаваемых бродячими животными и, сильно подозревая, что заразилась лишаем, пошла сдаваться в КВД.

— Ксюша! — раздался за спиной бодрый мужской голос.
Я оглянулась и не сразу узнала мужчину, который встал мне навстречу.
— Привет! — обрадовался Игорь. — Сто лет тебя не видел? Как жизнь?
Ну, допустим, не сто лет, а два года. У них с Соней, моей однокурсницей, тогда был бурный роман. И когда букетно-конфетный период был пройден, они подали заявление в загс. На свадьбу меня не пригласили, впрочем, я не обиделась — нас, заочниц, с Соней объединяли только схожие темы дипломного проекта.

— Здравствуй, — натянуто улыбнулась я. — Хорошо, спасибо. Как поживает Соня?
— Не знаю, — Игорь пожал плечами. — Мы давно расстались, до женитьбы тогда дело не дошло. Садись, — он подвинулся на скамейке, освобождая место для меня.
Я неуверенно присела на край скамьи.
— Да не пугайся, зараза к заразе не пристает! — засмеялся Игорь. — Какими судьбами?

Все-таки пришлось рассказывать историю про спасение кошки.
А Игорь в ответ сказал, что продлевает санитарную книжку.
— Я пекарь, без нее у нас никуда.

Пекарь? Соня туманно, не вдаваясь в подробности, хвасталась прекрасными перспективами жениха, высокой зарплатой и в недалеком будущем переездом в Германию на ПМЖ. Они что, там вдвоем плюшки печь собирались? Я представила утонченную, манерную Соню в белом колпаке, с огромным противнем пирожков и хихикнула.
— Заходи, — Игорь кивнул на дверь, — твоя очередь.

Врач осмотрела мою руку и успокоила: лишая нет, красные пятна аллергическая реакция, возможно, на мазь.

С крыльца я спускалась вполне счастливой. На улице ждал Игорь.
— Я на машине, садись, подвезу.
Хотела отказаться, но вспомнила, как долго, с двумя пересадками, добиралась сюда, мерзла на открытой ветру остановке. С утра шел снег, сейчас распогодилось, светило солнце, но, кажется, мороз стал сильнее.

По дороге Игорь начал было опять расспрашивать, но я ловко перевела разговор на него. Любой мужчина всегда готов поговорить о себе, любимом, Игорь не был исключением.
— Ты правда пекарь? И как, нравится?
— Очень! У меня замечательная профессия. Вот тебе нравится твоя работа?
— Два раза в месяц, — призналась я, — в получку и в аванс. Все остальное время я бы легко без нее обошлась.
Игорь засмеялся.

Притормозил, пропуская группу подростков, игнорирующих пешеходный переход, и заметил:
— Это тебе кажется. Безделье — самый большой наш враг.
«Идейный», — с усмешкой отметила я про себя.
Вслух сказала:
— Я думала, ты давно в Германии живешь, вроде собирался? Соня рассказывала, что все решено, к тому же язык хорошо знаешь.
— Знаю, — кивнул Игорь, не отвлекаясь от дороги. — Уезжал, почти полгода прожил и вернулся. Не могу я там! Все чужое, все чужие, и я им чужой. Другая страна, другие взгляды, менталитет. Подумал — ну что я мучаюсь, сам себя ломаю? Зато когда приехал домой, почувствовал себя счастливым человеком.
«В первые пятнадцать минут, пока не увидел родную переполненную маршрутку, в которой тебе не хватило места, — мысленно заметила я. — Сказал бы уж честно, что не продлили визу».

Игорь рассказал, как вернулся на хлебозавод, как успешно развивалось производство, повышалась зарплата. Я слушала и не верила: все только и жалуются на долги и кризис, а у них зарплата растет!

Что в нем Соня нашла? Небольшого роста, приземистый, под курткой проглядывает намечающийся животик, не иначе результат дегустации сдобных булок. Короткие светлые волосы торчат в разные стороны, нос картошкой. Болтун, хвастун. Пожалуй, при встрече спрошу однокурсницу, как она не оценила такое счастье.

У моего дома Игорь спросил разрешения зайти:
— Чаем угостишь? — широко улыбнулся он.
— С мужем познакомишься? — вопросом на вопрос ответила я.
Игорь покачал головой и помог мне выйти из машины:
— У тебя нет мужа.
Я открыла рот, чтобы возмутиться: откуда такая уверенность? Не успела.
— Муж не отправил бы тебя одну дрожать в поликлинике и думать всякие ужасы. Сам бы отвез, привез, и сидел бы рядом для моральной поддержки. Да и ты, будучи замужем, не поехала бы со мной. Так как насчет чая?

Можно подумать, что Игорь будет везде сопровождать и опекать свою будущую жену! Времена рыцарей давно прошли.
Хотела отказать, но стало неловко: привез, потерял время. Пусть зайдет, на чашке чая наше случайно восстановленное знакомство благополучно закончится.

Я долго возилась с замком, но не смогла открыть. Он заедал не в первый раз, давно пора было вызвать слесаря и поставить новый, но все как-то некогда. Игорь посмотрел на мои мучения и попросил:
— Давай попробую.
Замок не поддался. Игорь позвонил соседям, попросил инструменты и вскрыл мою хлипкую дверь.

— Теперь только выбросить, — сказал он, разглядывая замок. — Ты ставь чайник, я в магазин съезжу, куплю новый.
Я растерянно кивнула.

Новый замок был упакован в шуршавшую промасленную бумагу. Я посмотрела на молочно-белый джемпер Игоря и предложила:
— Может, дать тебе во что-нибудь переодеться?
— Дай, — согласился он.

В моей старой, донельзя растянутой и выгоревшей на солнце желтой футболке Игорь был неотразим.

— Я похож на гастарбайтера? — спросил он, одергивая короткую футболку.
— Нет, — ответила я и засмеялась.
«Для гастарбайтера ты чересчур упитан», — добавила про себя.

Игорь почти закончил с замком, когда из лифта с двумя большими сумками выплыла тетя Оля.
— Ксюта! — обрадовалась она. — А я иду и думаю: ну, если дома нет, сидеть мне под дверью до вечера!

Тетя Оля с мужем жила в деревне в пятидесяти километрах от города. Когда-то это был процветающий поселок с полями, птицефермой и своим медпунктом. Лет десять назад совхоз развалился, местное население разъехалось кто куда, дома скупили дачники. Из старожилов остались несколько стариков, тетя Оля с мужем в том числе.

— Что же ты не предупредила, я бы встретила! — воскликнула я, забирая у нее тяжелые сумки.
— Не думала, что поеду, — оправдывалась тетя. — У нас зимой, сама знаешь, до станции запросто не доберешься. То дорогу замело, то сосну на нее повалило. А сегодня такая оказия, к Петровне внук приехал. Ну, и я с ним в город быстренько снарядилась: родню навестить, гостинцев привезти.
Она протянула Игорю руку:
— Здравствуйте. Я Ксютина тетка.
Игорь, не менее церемонно, пожал пухлую ладошку:
— Очень приятно, Игорь. Знакомый Ксении.

Тетя окинула взглядом желтую футболку, руки Игоря, испачканные смазкой, и по-доброму усмехнулась:
— Да уж ладно — знакомый! А то я сама не вижу. Чего стесняться, чай не дети. Ксюте скоро тридцать стукнет.
«Вот так ты, тетушка, и сдала все секреты фронта! — подумала я. — Могла бы лет пять мне и скинуть!»

Тетушка между тем поторопила Игоря, мол, дело к вечеру, пора перекусить. Достала из необъятных сумок банки с огурчиками и грибами, домашнюю колбасу, розовое, пахнувшее чесноком сало. Вскоре на плите кипела картошка, я раскладывала по тарелкам соленья, а тетя с Игорем душевно беседовали «за жизнь», и, разумеется, меня тоже не забыли.

Тетя Оля расхваливала мои таланты, Игорь поддакивал и хвалил угощение. Вскоре выяснилось, что я не только умница и красавица, но и обладаю множеством необходимых, по мнению родственницы хозяйственных навыков. Я с удивлением узнала, что великолепно пеку пироги, шью, вяжу и вышиваю крестиком.
«Она что, решила меня уже сегодня замуж пристроить?» — подумала я, но не стала прерывать поток похвалы.
Игорь пришел и ушел, а тетю Олю я нежно люблю и не хочу обижать.

— Ой, а варенье-то! — спохватилась она — Дядя сам для тебя ягоды собирал, земляничное!
Она торжественно извлекла из недр сумки пузатую банку. Я открыла и вдохнула опьяняющий аромат лета, тепла, залитой июльским солнцем лесной поляны.

— Ты не забыла, что у него тридцатого юбилей? Приезжай, он тебя ждет.
Конечно, приеду. Я подарок приготовила: теплый, ручной работы, с красивым орнаментом свитер.

К вечеру Игорь засобирался домой. Тетя понимающе кивнула, вероятно, решив, что мы хотим соблюсти приличия.
— Скажи телефон, — шепнул Игорь на пороге. — Можно, я завтра тебя с работы встречу? Сходим куда-нибудь, — он взял меня за руку.

Можно. От его прикосновения не побежали по телу приятные мурашки, Игорь явно не герой моего романа, но… Все лучше, чем скучать вечерами в одиночестве. Будет с кем в кино сходить.

— Хороший мужик, правильный! — вынесла вердикт тетя Оля. — И профессия у него что надо.
— Да уж, ценная специальность, — засмеялась я.
— Ничего ты еще, Ксюта, в жизни не понимаешь. Пекарь — это вечная профессия. Люди всегда будут есть хлеб, куда без него? — тетя Оля зевнула. — Пошли спать, детка? Устала я.

С Игорем удалось встретиться только через неделю. Он оказался весьма настойчивым кавалером. Дарил цветы, приглашал в кино и в театр, встречал с работы и провожал до квартиры. Я ждала намеков на продолжение вечера, но Игорь каждый раз целомудренно целовал меня в щеку и уходил. Заинтригованная, решила позвонить однокурснице, все же интересно узнать, почему они расстались.

— Привет! — бодро начала я. — Давно не виделись. Как дела?
Однокурсница с удовольствием подхватила разговор.
Я немного послушала про интриги на работе и нового бойфренда, потом, как бы невзначай, заметила:
— Недавно видела твоего Игоря. Вы что, расстались?
— Игоря? — не сразу поняла однокурсница. — Ах, этого! Разумеется, расстались.
— Почему? — осторожно спросила я.
— Из него муж — никакой, — вынесла она приговор. — Совершенно бесперспективный! Представляешь, не захотел остаться в Германии! Какие были возможности! У него там целая куча родственников, получил разрешение на въезд как этнический немец, уехал, а потом вернулся в Россию.

Значит, зря я подумала, что у Игоря не было возможности остаться. Он действительно сам так решил.

Однокурсница старательно перечислила все остальные, по ее мнению, глупости, которые сделал Игорь. Не захотел поступать в университет, сказал, что ему достаточно технического образования. Пошел работать на производство, вместо того чтобы начать свое дело: он, видите ли, не бизнесмен по натуре и не хочет брать кредит в банке на развитие. Купил недорогую малолитражку — детей, мол, еще нет, а на работу ездить вполне хватит.
— Знаешь, где трудится? Батоны на хлебозаводе печет, представляешь?

Представляю. А мы все, между прочим, эти батоны покупаем и едим. Исчезнет завтра из продажи хлеб, самый незаметный и незаменимый продукт, и что?

Я сослалась на занятость и прекратила разговор. Не хочу слушать, как она ругает Игоря.

Почти сразу позвонила тетя Оля, попросила привезти соус с необычным названием «Опал». На юбилей она готовила какие-то особо вкусные блюда, и соус был крайне необходим.
Я пообещала и почти сразу забыла. Вспомнила за день до отъезда.
— Игорь! — срочно позвонила я. — Поезди со мной по магазинам, пожалуйста. Тете Оле нужен готовый соус, я уже три гастронома обошла, нигде нет.

Игорь ответил, что ради тети Оли он готов на все, и через полчаса ждал в назначенном месте.
Мы проехали полгорода, когда все же нашли вожделенный дефицит.
— Бери больше, — посоветовал Игорь, — чтобы надолго хватило. Кстати, тебя завтра когда провожать? А встречать когда, в понедельник?

Объяснила, что провожать рано утром, а встречать не надо, не знаю, на чем буду добираться домой. От станции до поселка три километра, но если тетя не договорится с машиной, придется идти пешком. Туда, кстати, тоже.

— Пешком? — поразился Игорь. — Одна, по лесу, далеко за городом? С ума сошла?
— В первый раз, что ли? — удивилась я.
— К тому же я пойду через лес, так быстрее и тропинка есть…
— Никуда ты одна не пойдешь, — решительно заявил Игорь. — Поедем вместе.
— На чем? Ты вчера машину в ремонт отогнал.
— На электричке. Звони тете Оле, предупреди, что будешь не одна. Надеюсь, она не станет возражать.

Конечно, не станет. Она в прошлый раз очень настаивала, чтобы я присмотрелась к Игорю, мол, он вполне достойная партия.

Выехали рано утром. В электричке было тепло, колеса выстукивали равномерную, убаюкивающую дробь. Игорь меня обнял, я положила голову ему на плечо и закрыла глаза. Пожалуй, этот мужчина нравится мне все больше и больше. Мне нравится его забота, его профессия, взгляды на жизнь. И я вижу отличные перспективы для нас и наших будущих детей.

Ксения, 29 лет

Ещё и данной темы

Загрузка...