Выручила подругу

«Своего не упустит» — обычно эти слова говорят с недоброй ухмылкой. А я никогда не понимала, что в этом плохого. Если берешь свое, а не чужое, разве это преступление?

Я выросла в Коктебеле. Кто там бывал, знает, какая вокруг красота — и бухта с ласковыми волнами, и гора Волошина, с которой открываются прямо-таки библейские пейзажи, и черный Кара-Даг в окружении облаков… Дух захватывает! Правда, большей частью у отдыхающих, ведь когда живешь там постоянно, перестаешь это замечать и начинаешь думать — что же, вся жизнь так и пройдет на клочке земли, зажатом горами и заливом? Ко мне эти мысли стали приходить довольно рано — еще в школе. Поэтому и училась хорошо, и английский штудировала. Понимала — там, куда я хочу, мне рассчитывать не на кого, только на себя. А хотелось в большой город, где миллионы людей, где совсем другие возможности… Сразу после школы поехала в Москву. Родители отпустили со спокойной душой: девочка без проблем — спокойная, упорная, трудолюбивая, такая не пропадет.

В институт поступила сама. Сначала жила в общежитии, а когда стала подрабатывать переводчиком, появилась возможность снять квартиру. Одним словом, все успевала — и сессии сдавать вовремя, и с друзьями-подругами общаться. Но близко к себе никого не подпускала — на первом месте была учеба, затем работа. Тогда не понимала, как можно разорваться: осваивать профессию и в то же время мужу котлеты жарить? Мне казалось, одно получится в ущерб другому. Юношеский максимализм меня и подвел. Наверно, пару раз я прошла мимо своего счастья. Хотя… Я фаталист по натуре и верю поговорке «счастье придет — за печкой найдет». Неужели ошибалась?

Годы шли, семьи как не было, так и нет, но я привыкла радоваться другим вещам: успехам в карьере, обретению друзей, открытию новых стран, новой машине, наконец. Хотя время от времени предательский холодок заползал в душу — что со мной не так, почему личная жизнь не складывается? Может, из-за возраста? Мне к тому времени было уже хорошо за тридцать. Еще молода, способна родить ребенка, но особо никому не нужна. Подруги все замужем, ровесники посматривают на более молодых, а если и предлагают встречаться, то предпочтение отдается «интимным отношениям без обязательств». Знаю, многих дам «бальзаковского возраста» и это устраивает. Но согласиться на такое означало оказаться сто двадцать пятой в очереди таких же неустроенных женщин…. А мне-то и второй быть в жизни всегда тяжело! И тогда я решила: если улыбнется удача — не отпущу. А пока даже думать не буду об этом.

В этот трудный период меня спасла работа. Еще я увлеклась изучением немецкого и осуществила свою заветную детскую мечту — купила собаку! Пушистый комочек быстро превратился в неуклюжего подростка. Гектор «съел» полквартиры, да еще и постоянно просился на улицу побегать. И мы «бегали» — в большом старом парке возле моего дома. Там, на заросшей тропинке, и пересеклись наши пути с черным терьером Терри и его хозяйкой Таней.

У «собачников» знакомства заводятся быстро, пару раз поздоровались и вот уже почти друзья. Правда, настойчивость, с которой Таня набивалась ко мне в закадычные подруги, была чересчур даже для «любителя животных». Не очень мне это понравилось, да и сама Таня тоже: в голове тараканы, вечно опаздывает, дает обещания и не выполняет… И где работает, непонятно: «Ой, сегодня не пойду никуда — лень. Завтра попробую».

А потом она случайно проговорилась, чем занимается. На сайтах знакомств вступает в переписку с иностранцами, а когда потенциальный жених высылает ей приглашение в гости и деньги на билет, моя приятельница, получив требуемую сумму, навсегда исчезает. Отвратительное, мелкое мошенничество! Я попыталась наше общение свести к минимуму. Но тут Таня стала умолять: «Гюнтер из Германии прилетает! Такой упорный оказался. Два раза уже мне деньги высылал на поездку, а я… Сама понимаешь. Уже не могу ему отказать, сам едет. Сходи со мной на свидание, пожалуйста! Я ведь совсем не знаю английский, а ты свой немецкий сможешь попрактиковать». И я согласилась ей помочь. Про себя подумала: «Это в последний раз».

Гюнтер мне понравился сразу: крупный, высокий, с добрыми глазами. Мы сидели в милом ресторанчике в его отеле, а он вовсю старался нам угодить — заказывал всякие вкусности, шутил, ухаживал за обеими, расспрашивал о жизни. Поскольку Таня не говорила ни на одном языке, кроме русского, «отдуваться» в беседе пришлось мне. Мы много говорили о путешествиях — работа Гюнтера была связана с частыми командировками — о кино, книгах. Таня больше помалкивала, все больше дулась, а потом и вовсе повела себя странно. Устроила какую-то глупую сцену — стала кричать, что мы за ее спиной не прочь познакомиться поближе.

Ничего не понимающий Гюнтер с удивлением посмотрел на мою не в меру разошедшуюся «подругу» и спросил, что случилось. Мне ничего не оставалось, как перевести. Иностранный жених покраснел, а я ужасно разозлилась. Неожиданно для самой себя взяла и поцеловала его в губы! И он меня не оттолкнул. Таня, сказав очередную гадость, убежала…
Мы продолжали сидеть в ресторане, не в состоянии ни о чем говорить и даже не смея встретиться глазами. Снег падал за широким окном сказочными хлопьями, пианист наигрывал на рояле что-то из Эллингтона, пауза становилась почти неприличной. И тут мы посмотрели друг на друга и оба… рассмеялись! Гюнтер сказал: «Пойдем потанцуем?» и протянул мне руку… Ночь мы провели вместе.

Его «невеста» обо всем узнала от меня на следующее утро. Я не хотела ничего скрывать. В ответ получила: «Ты — змея, которую я пригрела на своей груди! Он тебя уже забыл, ни на что не надейся. А я за него выйду замуж!» Я пожала плечами. Пусть говорит, что хочет. Еще позавчера ей от него ничего, кроме денег, не было нужно…
Гюнтер вскоре уехал, но не пропал. Каждый день мы общались по скайпу. Таню он и словом не обидел в разговоре. Лишь сказал, что они с ней разные люди и ей нужен другой мужчина.

Потом он пригласил меня к себе в гости. Два месяца я провела в Кельне, практически заново знакомясь с ним, с укладом его жизни, образом мыслей. А потом полюбила его: за множество достоинств, за прекрасное ко мне отношение, искреннее чувство. Меня окружили заботой, любовью, и мне захотелось делиться тем же самым.

А лето мы провели у моих родителей в Коктебеле. Как-то утром мы сидели за завтраком на террасе. На столе лежали огромные крымские персики, умопомрачительно пах свежесваренный кофе и только что срезанные мамой в саду желтые розы… Гюнтер протянул мне коробочку: «Ты выйдешь за меня?» Я посмотрела в сторону — на горизонте прорисовывался Кара-Даг, на небе — ни облачка… «Значит, всю неделю будет отличная погода!» — пронеслось в голове.
— Конечно! — а что я могла еще ответить своему любимому?

Светлана, 34 года

Ещё и данной темы

Загрузка...