Когда любовь делится на троих…

Я страстно люблю женщину, у которой есть ребенок и законный супруг. Более того, ее мужа я считаю своим лучшим другом. Думаете, так не бывает? Но мой пример доказывает обратное.

С первой женой я развелся много лет назад. Дети давно выросли, да и за отца меня не считают — об этом позаботилась их мамаша: забрала у них не только мою фамилию, но и отчество, приписала мальчишек к своему роду-племени. Ее обиду на меня понять можно: поженились совсем молодыми, своего нажить ничего не успели, с деньгами всегда тяжело было. Я служил тогда в армии, был офицером одного из гарнизонов под Киевом. В то время начался распад Союза. Украина стала самостоятельным государством, начались у меня проблемы с работой. Стал звать жену к себе на родину — в Краснодарский край. А она — ни в какую! Мол, ищи работу здесь. Да какое там ищи: в то время с трудоустройством сложно было, а «москалям», тем более, военным, вообще ничего не светило. Помыкался я какое-то время, да и решил вернуться домой. Один, жена как раз на развод подала. Поначалу скучал по семье, расстраивался. А потом не до сантиментов стало — с работой был напряг.

 

Вторая жена

 

В Краснодаре я случайно познакомился с девушкой с Севера, которая гостила тут у своей подруги. Анне было далеко за тридцать. Но выглядела она потрясающе. Высокая, стройная и очень эффектная. Как оказалось, моя новая знакомая умела хорошо шить, и все сногсшибательные сарафанчики, симпатичные юбочки и блузочки были творением ее рук. Она была очень женственной, ухоженной. Анюта, узнав про мои проблемы с работой, стала звать меня в свой город. Обещала помочь с трудоустройством. Я был очарован и Анной, и радужными перспективами, которые она рисовала. И, в конце концов, решился.

На месте оказалось, что моя девушка никогда не была замужем, но имела пятилетнюю дочку Катю и строгую маму Надежду Васильевну. Вместе они жили в двухкомнатной квартире. Аня работала воспитателем в детском саду, но, благодаря мастерству талантливой портнихи имела обширные связи — дружила с женами местных начальников и была вхожа в их дома. Ну и одна из клиенток Аннушки уговорила мужа взять меня на работу своим замом. Однако чтобы занять эту должность, нужна была местная прописка. Строгая Надежда Васильевна в ответ на просьбы дочери зарегистрировать меня, хотя бы временно, ультимативно заявила: «Пропишу твоего Анатолия. Но в качестве мужа, а не любовника».

Я спешно женился на Анюте. Вскоре мой новый начальник оказал молодой семье с маленьким ребенком воистину царскую услугу — выделил нам ведомственное отдельное жилье. В оформлении квартиры Анна проявила истинный талант художника: свила из маленькой «двушки» в старом фонде самобытное по интерьеру и очень уютное семейное гнездышко. К нам зачастили гости. Так я познакомился с режиссером местного театра. Он, прочитав мои стихи, которые я пишу на досуге, объявил меня творческим человеком с фактурными внешними данными и пригласил на роль в одной из своих постановок. Роль удалась. Потом, играя уже и в других спектаклях, я стал в этом городе довольно известной личностью.

 

Случайная попутчица

 

Все в моей жизни складывалось превосходно: отличная работа, квартира в центре города, красавица-жена, любимое занятие — театр. И все это в одночасье рухнуло, когда в мою судьбу ворвалась она — Эльвира. Маленькая, изящная, хрупкая. Слабый, беззащитный ребенок — ангел во плоти. Такой я увидел Элю в купе вагона, когда возвращался из служебной командировки. «Ангел» оказался очень веселым попутчиком и весьма очаровательной девушкой, знающей себе цену. В конце поездки Эля призналась, что сейчас она ищет работу. И я тут же, разумеется, вызвался ей помочь.

Вскоре Эльвира стала моей правой рукой и верной сподвижницей. Я был рад такому ценному приобретению. Потому что только Эля могла дать дельный совет, только ей было под силу разрядить напряженную обстановку одним лишь остроумным замечанием или смешной шуткой. Она была умной и рациональной женщиной, к тому же никогда не лезла за словом в карман — убивала соперницу или конкурента одной фразой. И — наповал! А какой интересной собеседницей была Эля! Я не замечал, как летели часы во время наших прогулок по парку или на посиделках за «рюмкой чая» в кафе. Постепенно я терял голову от этой ослепительной, напористой и одновременно такой мягкой и нежной девушки.

Доброжелатели, почуяв мою платонически-поэтическую страсть к Эльвире, стали предупреждать, что она женщина с прошлым, намекать на ее бурные романы с мужчинами гораздо старше себя по возрасту. Мне то и дело сообщали, что она ведет свободный образ жизни. И это при живом-то муже и маленьком ребенке! Но все эти «жуткие» истории лишь подогревали мой интерес к девушке, переводя его в разряд острого интимного влечения.

Вскоре слухи о нашем романе дошли и до Анны. И куда только подевались ее хваленая интеллигентность и благородство творческой натуры? На очередной домашней разборке супруга визжала: «Ты связался с Эллочкой-людоедкой! И не представляешь, сколько семей разрушила эта стерва!»

 

Нестандартная семья

 

Мне пришлось уйти из дома. Благо на улице стояло лето, и тетушка моей возлюбленной проводила время на даче. Ее квартира была свободной, Эля предложила мне там поселиться. Как настоящий друг, она не давала мне грустить — познакомила со своим мужем Дмитрием и маленьким сыном Геной. Меня она представила как своего босса, испытывающего временные семейные трудности. И объявила, что отныне она и ее муж берут надо мной шефство. Теперь по вечерам, на правах друга семьи, я мог прийти на ужин к своей любимой. Вчетвером мы ездили на природу. С мужем Эли я посещал тренажерные залы, большой компанией мы парились в сауне, ходили в кино. В ответ на эти благородные жесты я приглашал Элю с супругом на свои спектакли. Втроем мы отмечали мои творческие успехи у нее дома или в ресторане.

Такой дружный союз мужа, жены и ее любовника поставил на уши весь город. Вскоре поползли слухи, что мы живем шведской семьей, а ребенок Эли называет меня вторым папой. Анна, доселе беспокоившая меня лишь своими визитами на работу, от увещеваний перешла к делу. Она навестила всех своих высокопоставленных подружек и ввела их в курс моей развратной жизни. Жена плакала, обвиняла меня в черной неблагодарности и подлости. А потом обратилась к моему непосредственному начальнику. Дальше — больше. Анна стала названивать мужу Эли, обзывать его рогоносцем и дураком, который не видит, что творится у него под носом. Надо отдать должное спокойствию Дмитрия. Он не реагировал на подобные заявления. Или делал вид, что его не волнуют злые россказни истеричной бабы, обливающей грязью его чистую, безгрешную Элю…

Однако на позицию Дмитрия влиял не только авторитет его собственной жены, но и нежелание знать то, что ему не хотелось знать, а также страх потерять любимую женщину. Сама Эля держала ситуацию под контролем и не давала усомниться мужу в добропорядочности своих намерений по отношению к оклеветанному и опороченному другу семьи.

Я же возненавидел свою супругу. И если меня раньше еще посещали мысли вернуться обратно в семью, то после глупых и диких выходок жены я видел в ней только врага и желал одного — развода! На бракоразводном процессе она попортила мне немало крови, грозилась, что лишит меня не только жилья, но и работы. Я же, свободный и влюбленный, делал все, что заставляло беситься бывшую супругу, а наших с ней общих знакомых — досадливо морщиться и разводить руками. Способную и перспективную сотрудницу Эльвиру отправлял в далекие и заманчивые командировки. Сам срывался с работы и мчался к ней. Посылал любимую на престижные учебные курсы. Нашел ей научного руководителя, который помог ей написать и защитить кандидатскую диссертацию. Зная, что Эльвира необычайно артистична и к тому же прекрасно танцует, я, пользуясь служебным положением, организовывал городские балы, творческие вечера, конкурсы бальных танцев. Ведущей и участницей этих культурных мероприятиях всегда была моя Эльвира. Она была чудо как хороша! А потому всегда становилась победительницей и обладательницей всех кубков и призов.

Я бросил к ногам Эльвиры, все что имел. Но за все надо платить. За звездную жизнь моей богини и за свою любовь к ней я расплатился сполна. Бывшая жена сдержала обещание и действительно лишила меня сначала жилья, а потом и работы. Теперь я рядовой менеджер и живу в квартире отца, которого успел привезти с юга в наш северный городок. Ему, как ветерану войны, выделили квартиру. Но я ни о чем не жалею. Эля часто бывает у нас дома. Балует нас со стариком своими компотами и пирогами. Мы по-прежнему проводим свободное время вчетвером. Семья Эли стала моей семьей. Ее сынишка зовет меня дядей Толей и любит наши совместные походы по детским развлекательным центрам. Я балую малыша и очень его люблю. Мне даже кажется, что с мужем Эли, Дмитрием, мы стали лучшими друзьями. Вот только не пойму — друзьями по несчастью? И кто же из нас двоих рогоносец?

Анатолий, 48 лет

Ещё и данной темы

Загрузка...