Нежданное возвращение отца

Однажды я открыла дверь своей квартиры пожилому мужчине, который с порога заявил, что он — мой родной папа…

Мама воспитывала меня одна, своего отца я никогда в жизни не видела. Поэтому, когда в один воскресный день в мою дверь позвонил пожилой мужчина и назвался моим папой, естественно, я испытала невероятный шок.

— Ну, давай знакомиться, дочка. Я — Виктор Павлович, — сказал дядечка, ласково глядя на меня. — Думаю, ты не ожидала такого визита и удивлена. Прошу, не гони меня, давай поговорим.

В этот момент из комнаты выглянул мой сын:

— О, у нас гости! Мам, а кто это?

Виктор Павлович присел на корточки и сказал Леше:

— Я твой дедушка, малец!

— У меня был дедушка — дед Антон, но он умер, — удивился Лешка.

— Вы меня, ради бога, простите, но я не могу впустить в дом совершенно незнакомого человека, — я оттеснила сына. — Почти сорок лет живу, но никогда о вас ничего не слышала.

— Оно и понятно, — пригорюнился папаша. — Я с твоей матерью поступил некрасиво, вот она и не стала ничего тебе обо мне рассказывать. Может, я все же войду? Смотри, вот мой паспорт.

Я провела неожиданного визитера на кухню. В конце концов, решила я, если он мошенник, то это выяснится очень быстро. И потом, вот-вот с работы придет мой муж, если что, выставим дядьку вон.

Но по мере того, как Виктор Павлович рассказывал мне свою историю, я начинала понимать, что он не врет.

— Анечка, твоя мама, в молодости такая красавица была: русая коса до пояса, ямочки на щеках. Она пришла работать на наш завод совсем девчонкой, а я в то время уже был старшим технологом. Ну и завертелось… В общем-то, у меня были мысли развестись с женой и жениться на Анечке. Но тут такое дело… Моя супруга через своих родственников смогла добиться разрешения для нас на выезд в Германию на ПМЖ. В те времена это был такой шанс! Ты просто не представляешь себе, что значило в семидесятые годы вырваться из Советского Союза на сытый Запад. Жить как нормальный человек, не стоять в очередях, не ожидать десятилетиями возможности купить машину. А любовь? Ну что ж, любовь — вещь хорошая, но кто знал, как могли сложиться наши отношения с Анечкой через год, два? Вдруг мы жили бы как кошка с собакой, а я упустил бы такую возможность…

 

Наказание за грех

Я смотрела на Виктора Павловича: так вот кем был мужчина всей маминой жизни, тот, кто, предав, оставил в ее сердце глубокий шрам. Ведь, сколько я себя помню, мама даже думать не хотела о том, чтобы завести отношения с мужчиной. Хотя на нее многие заглядывались: и коллеги по цеху, и соседи, и просто знакомые. Я вспомнила ее девичьи фотографии — действительно, у нее в молодости была шикарная русая коса. И эти милые ямочки на щеках — можно позавидовать…

Я рассказала Виктору Павловичу о маминой кончине. Он надолго замолчал, глядя в окно. Потом как-то по-стариковски всхлипнул:

— Значит, просить прощения уже не у кого. Сводишь хоть меня на ее могилку?

— Вот что, Виктор Павлович, или… папа, как вы себя называете, — у меня в душе все взбунтовалось, — вполне вероятно, что вы и являетесь моим биологическим отцом, не спорю. Да вот только ничего общего у нас с вами нет и быть не может! Вы оставили мою мать, хотя наверняка знали, что она беременна. А теперь ждете, что я с радостью брошусь к вам на шею?!

— Нет, что ты, — смутился мужчина. — Я же все понимаю. Меня Бог уже наказал за мой грех.

У нас с женой, когда уехали в Германию, сначала вроде все хорошо складывалось, я даже собственное дело открыл. А потом началась череда несчастий. Сын погиб в автокатастрофе, да так по-глупому. После его смерти отношения у нас с женой совсем испортились, и мы развелись. Причем она отобрала у меня и мой бизнес, и квартиру. Заявила, что я ей всю жизнь испортил. Может, она и права?.. Я ни одной женщине счастья в жизни не принес…

 

Красавчик

 

Да уж, похоже! Мой папаша и сейчас сохранил остатки былой привлекательности: точеный профиль, выразительные глаза, красиво очерченный рот. Наверняка в молодости он был писаным красавцем. А разве могут такие мужики принести женщине счастье? Они же за каждой юбкой бегают.

Видимо, именно поэтому мама учила меня обходить симпатичных парней стороной. Кстати, я ничуть не жалею: мой Юра вовсе не красавец, зато просто идеальный муж! Тут же в дверном замке повернулся ключ. Я вздохнула с облегчением — наконец-то Юрка пришел!

Я выпроводила новоявленного папашку в комнату и вкратце изложила мужу суть дела. Он задумался, почесал макушку и спросил:

— Что ты собираешься делать?

— Да выставлю его вон! Тоже мне, запоздалое раскаяние он здесь демонстрирует! Нужно оно мне больно.

— Я бы на твоем месте не торопился, — посоветовал Юра. — Понимаешь, всякое в жизни случается… Мы иногда совершаем нехорошие поступки. Но ведь он все-таки твой отец — родная кровь!

Я фыркнула, но промолчала. Честно говоря, ведь и сама еще окончательно не решила, как мне поступить. Из комнаты донеслись радостные возгласы и Лешкин смех. Я вошла и увидела, что Виктор Павлович что-то рисует на листе бумаги.

— Мам, смотри, как дедушка красиво танк нарисовал! Это — Спайдермен! — восторженно произнес сын.

 

Как быть?

 

— Я всегда любил рисовать, — сконфуженно улыбнулся Виктор Павлович. — А в последнее время, когда жена меня всего лишила, даже подрабатывал уличным художником — портреты писал. — Он посмотрел на Лешу: — Кстати, мальчик очень похож на Анечку в молодости. Но ты совсем другая — чернявая, с вьющимися волосами. У дядьки моего родного была такая же шевелюра…

Он замолчал. Молчала и я, не зная, что сказать. Неизвестно, насколько бы затянулась пауза, если бы Юра не предложил пойти попить чайку на кухне.

Я заваривала чай, а сама тем временем размышляла. Конечно, выгнать человека и забыть о его существовании проще всего. Интересно, а как бы поступила мама, если бы была жива? Я догадывалась, что любовь к моему отцу она пронесла через всю жизнь — до самой смерти. Наверняка мама его ждала… Жаль, что Виктор Павлович так поздно одумался.

Голос новоявленного папаши вдруг вернул меня в реальность.

— Что я, собственно хотел сказать… — запинаясь, произнес Виктор Павлович. Видимо, слова давались ему с большим трудом. — Ты не думай, я не собираюсь тебе в родственники набиваться или жить у вас. Я же все понимаю. Сейчас чайку попью и пойду, найду гостиницу на первое время. Я ведь навсегда приехал на историческую родину, так сказать. Надоело мне в этой Германии. Столько лет прожил, а так и не привык ни к их порядкам, ни к языку. Вот веришь: за все это время даже друзьями не обзавелся, только бизнес-партнерами. А они, когда я всего лишился, сразу перестали со мной общаться. Я где-то полгода думал, наконец решил уехать. Сбережения у меня кое-какие есть, я пока вполне здоров благодаря немецкой медицине. Так что я не буду вам в тягость. Только позволь мне хоть изредка встречаться с тобой и Лешей. Я так мечтал о внуке, а он, оказывается, у меня есть, да еще какой! — и Виктор Павлович счастливо, как-то совсем по-детски засмеялся…

 

Аня, да не та!

 

— Ладно, — вздохнула я. — Поживите пока у нас, а потом определимся. Знаете, мне надо время, чтобы все осмыслить и понять, как нам быть дальше. Идите в гостиную, я вам сейчас постелю в Алешкиной комнате.

Когда я уже разложила раскладушку, в детскую вошел Виктор Павлович. Вид у него был растерянный. В руках он держал фотографию моей мамы в молодости. Она стояла у нас на серванте, в красивой рамочке.

— Дочка, а это кто?

— Как кто? Моя мама!

— Но это же не Анечка!

— Как это? — опешила я.

— Ну да, она красивая женщина, но вовсе не Анечка! У той глаза были совсем другие, да и фигура…
Мне стало плохо. Как могло так получиться? К счастью, мой муж умеет логически мыслить в любой ситуации:

— Скажите, а как вы нас нашли?

— Очень просто — по адресу. Я хорошо помню и эту улицу, и этот дом, хотя прошло уже очень много времени.

Юра удовлетворенно заметил:

— Тогда все ясно! Мы купили эту квартиру у одной женщины лет пять назад. Она вышла замуж за австралийца и уехала к нему жить. Видимо, ее мать тоже звали Анна, а в том, что она работала на заводе, нет ничего странного: это единственное крупное предприятие в нашем городе — там половина жителей трудилась в прежние времена.

Виктор Павлович сразу же как-то съежился, помрачнел. Мне даже стало жалко бедного старика.

 

Видно, не судьба

 

— Значит, вы мне совсем чужие люди, — огорченно произнес он. — Извините, я был уверен… Может, бывшая хозяйка оставила вам свои новые координаты?

Юрка развел руками:

— Увы. Я ей, кстати, предложил это сделать, ведь могли какие-нибудь давние знакомые объявиться. Но она наотрез отказалась, сказала, хочет начать жизнь с чистого листа. Виктор Павлович прикрыл глаза руками, постоял так с минуту.

— Ну что ж, видно, не судьба… Я сейчас быстро соберусь и уйду. Извините за беспокойство…

В этот момент в комнату вбежал Лешка:

— Деда, а мы поедем в воскресенье на рыбалку, как ты обещал? А еще мне в школу надо корабль нарисовать, поможешь?

Я повернулась к Виктору Павловичу и улыбнулась:

— Да чего уж, оставайтесь у нас. Пока поживете, а потом посмотрим…

Любопытно:

Актуально: