К тройне я был не готов!

Бежать нельзя остаться. До сих пор не знаю, где поставить запятую… Я оказался не готов стать главой большой семейной ячейки.

У родителей я был единственным ребенком. Рос балованным, изнеженным дитем, которому доставалось все лучшее. Мне никогда не приходилось делить пирожное на двоих или рвать из рук игрушку. Родители, бабушки с дедушками носились со мной как с писаной торбой. Хочешь — на! Я ни за кем не донашивал пальтишки, брючки, ботинки. Ходил во всем новом, капризничал, требуя все больше внимания, игрушек.

Помню, иногда я мечтал о братике или сестричке, но только потому, что щенка или котенка взрослые мне покупать не хотели. Но родители так и не сподобились на второго ребенка. При этом вырос я вроде не эгоистом. Не скажу, что сразу, но с возрастом пришло ко мне понимание: семья — это всё пополам. Беды, радости, кусок хлеба, внимание… Как ты к человеку будешь относиться, так и он к тебе.

Сразу после института я женился. Не по глупости, залету или большой страсти. Нет, я любил Юлю, но еще я смотрел на перспективу, понимая, какой она будет женой, мамой, бабушкой. Скажете, расчет? Вот тут я бы поспорил. Можно жениться много раз, все время ошибаясь и разочаровываясь. А можно — однажды и на всю жизнь, изначально сделав правильный выбор.

Мы выбираем или отвергаем друг друга по многим причинам. Я не осуждал тех, кто относится к браку легкомысленно, по принципу: не понравится — разбежимся, но сам с самого начала хотел все сделать правильно.

Юля тоже была единственным ребенком в семье. Не капризуля, хозяйственная, хорошая девушка. Как-то сразу договорились с ней, что оба хотим двоих детей. Я мечтал о первенце-мальчике. Через пять лет после его рождения можно было бы подумать о девочке. Юля, наоборот, настаивала на двух дочерях. Мы с ней много шутили по этому поводу и даже ругались из-за имен. Будут у нас Даня с Дашей или Поля и Оля. Финансовые возможности и метраж трехкомнатной квартиры позволяли мечтать о двух детях. Ничего, справимся! Обоих поднимем, образование дадим и путевку в жизнь!

Спустя два года после свадьбы начали планировать ребенка. Первые месяцы ничего не получалось. Юля сразу в панику впала: «А если не получится?!» Я ее, как мог, успокаивал. Наконец, наши молитвы были услышаны. Первенец, как я и загадал, у нас был сын. Под окнами роддома орал громче всех, поздравляя жену и себя. Цветами Юленьку осыпал. Потом три дня отмечал рождение Дани. Покупать ничего не пришлось — родственники задарили. Так все ждали рождение моего сыночка.

Даня у нас был такой спокойный, что мы не стали ждать пять лет и через два года захотели дочку. Стараться пришлось долго, но наконец тест на беременность показал две красные полоски.

На УЗИ мы с Юлей пошли вместе. Врач долго хмурила брови, а потом выдала неожиданное: «По-моему, у вас двойня. Позже уточним». Мы даже опешили, вот так «намечтали» себе девочку!

Дома, успев переварить новость, уже смеялись. Я стал прикидывать, что надо расширять жилье, идти к начальству и просить повышения, ведь впереди непростые времена: многодетным отцом буду! Опять спорили, как назовем ребятишек.

У меня появилась надежда на рождение второго сына. Почему обязательно две девочки? А может, два пацана родятся? Вчетвером будем тогда над мамкой верховодить! Юля обижалась, беременные женщины часто бывают плаксивыми, но в общем мечтать мне не мешала — время, мол, покажет, кто над кем станет верховодить.

Я взялся вести больше проектов— необходимо было подумать о финансовой стороне вопроса, расходы-то удваивались и даже утраивались. Мыс Юлей порадовали бабушек и дедушек, заранее в ноги им поклонились, прося помочь первое время. В общем, готовились к большим делам.

На восьмом месяце Юля пришла из поликлиники на ватных ногах (я в тот день не смог с ней съездить). С порога меня обрадовала: «Только не падай! У нас будет тройня!»

Я так и сел. К такому повороту совершенно не был готов. Получается, сейчас я отец одного ребенка, а через месяц стану папочкой четверых?! Осознать это было трудно. В голову полезли самые разные вопросы… А я детей не буду путать? А хватит ли на всех моей любви? Как всех прокормить, включая жену и меня? Поместимся ли мы вшестером в трех комнатной квартире, и что делать, если одни девчонки родятся?

Чтобы жена не видела, я заперся в туалете и расплакался. Тогда меня больше эмоции переполняли. Разумом я еще не оценил свое будущее. Но уже понял: все, на этом моя жизнь закончилась! Сам не пожил, мира не увидел, а теперь впереди сплошная пахота без просвета: няни, памперсы, продукты, потом детский сад, школа, институт…

Через полтора месяца я стал отцом трех дочек! Хоть бы один пацанчик между ними затесался… И тут не повезло. А ведь девчонкам еще и приданое в будущем понадобится. Замуж надо будет хорошо отдать, чтобы в старых девах не засиделись и матерями-одиночками не влачили жалкое существование.

Юля ходила озверевшая: ни присесть, ни поспать. Как заведенная кормила, мыла, одевала. Бабушки помогали, но толку от них было немного. Даню совсем забросили. Я, правда, еще кое-как за ним смотрел, но это было совсем не то, к чему привык наш малыш…

С тех пор прошло четыре месяца. В доме с утра до ночи стоит крик. Я постепенно превращаюсь в зомби. Мало того, что в квартире все время бардак и нет ужина, так и выспаться по-человечески не получается уже очень давно, а ведь я кормилец!

Я чувствую себя каким-то механизмом по обслуживанию орущих куколок. Домой уже ноги не несут: там от меня только деньги нужны, а сам я не нужен вовсе. Это сейчас девчонки еще маленькие, а что будет, когда расти начнут? Порча имущества и страх за их жизни — за всеми не углядишь!

Иногда закрадывается мысль, что лучше бы их и не было. Это ужасно, зато честно. Если бы можно было вернуть все назад, я бы отложил рождение ребенка. Может, позже не тройня у нас бы получилась, а одна девочка.

Если бы да кабы… Остается только возвращаться к тому времени, когда мы жили втроем. Как же хорошо у нас все было! А в нынешних обстоятельствах мне хочется одного — убежать куда глаза глядят и не видеть недовольного лица жены и красных от крика личиков дочек. Отдать бы их куда хоть на время. Мне просто страшно представить, сколько еще их растить и растить, жить только для них и во имя них.

Знаю, мой этот крест, но нести его я не готов. Одного, двух хочу, а четверых мне не надо. Какое это счастье? Врут многодетные или святыми становятся при такой ораве. Кто их знает… Я пока не могу привыкнуть к новой жизни. Каждый день схожу с ума и гашу в себе ненависть, в том числе и к себе. Девчонки не от святого духа появились, я тоже тому поспособствовал. Смотрю на бездетных… Их бы ко мне на экскурсию, думаю, многие бы еще десять раз подумали делать детей или не делать. А то как у меня получится. Самец я хороший, а отец никудышный.

Артем, 27 лет

Любопытно:

Актуально: