Неудачная поездка за счастьем

В погоне за счастьем я поняла: нельзя совершать поступков-уродцев. То есть ставить себя перед мужчиной в условия, когда ты оказываешься беззащитной перед его хамством и подлостью. Я оказалась за тысячи километров от дома в полной зависимости от объекта страсти. А он выкинул меня на улицу, как котенка…

Над моей влюбчивостью постоянно подшучивали подруги. «Тонька, — говорили они мне, — ты слишком спешишь очаровываться, клюешь на «картинку» и не замечаешь, что у человека внутри. Влюбишься в какого-нибудь гада, а потом слезы будешь лить». А я действительно большое значение всегда придавала внешности мужчины. Причем необязательно, чтобы он был красавцем. Меня, к примеру, привлекали мужчины типа Мулявина из «Песняров» — с залысинами, усатые, с печатью прожитых лет на челе. И если человек зацепил чем-то с первого взгляда, все остальное я могла уже придумать сама: и какой он благородный, и сколько в нем страсти. Неудивительно, что моя личная жизнь шла ни шатко ни валко: влюблялась я действительно часто, но оканчивался роман, как правило, ничем. А тут записалась я в автошколу при нашем предприятии. И в мою группу сослуживица привела своего двоюродного брата с Западной Украины. Он приехал в гости на две недели, так почему бы не воспользоваться возможностью помочь родственнику получить права бесплатно?

Семен покорил меня с первого взгляда: статный, широкоплечий, начинающий лысеть со лба (как я и люблю). И усы, разумеется, были при нем. Короче, влюбилась и начала расспрашивать Маринку, его сестру, что да как. Она рассказала, что он работает главным энергетиком в небольшом городке, разведен. И добавила, что Семен тоже мною заинтересовался. И тогда я пригласила их к себе на ужин. Мы прекрасно провели время. Семен развлекал нас веселыми историями, нахваливал мои угощения. А за кофе, проникновенно глядя мне в глаза, сказал:

— Тонечка, а почему бы тебе не приехать ко мне в гости? Ты ведь не была в Западной Украине? Поверь, там есть что посмотреть, к тому же при моих возможностях… — он сделал многозначительную паузу.
Я, размягченная вином и приятным обществом, спросила:
— А удобно ли это будет? Мне не хотелось бы тебя стеснять.
— О чем ты говоришь! Короче, послезавтра я возвращаюсь домой, а ты через неделю бери билет — и ко мне. Уверяю, не пожалеешь!

«А почему нет? — подумала я. — Меня роскошный мужик в гости зовет, какой смысл кочевряжиться?». И полетела навстречу своему счастью, февраль выдался холодным, но я ведь отправляюсь на Украину, а там наверняка тепло. Поэтому под лайковый плащ надела шелковый костюм и тонкие колготки.

Семен встретил меня с букетом цветов, распахнул дверцу новенькой машины, и мы помчались к месту его проживания. В его однокомнатной квартире уже был сервирован стол, мы уютно устроились на кухне, выпивали и закусывали. За окном темнело. Я разомлела — сказывались две ночи в поезде. «Тонечка, ты устала с дороги, прими душ и ложись отдыхать, в комнате постелено, — заботливо сказал мне Семен. Я достала из сумки ночную рубашку и легла. Спустя некоторое время он подсел ко мне на разложенный диван и начал нежно наглаживать мою руку, приговаривая, какая я умница, что приехала. Как вы понимаете, корчить из себя недотрогу смысла не было — мы оба взрослые люди, поэтому дальше произошло то, что и должно было случиться. Семен оказался нежным и страстным, и я, утомленная, задремала.

И вдруг раздался звонок в дверь. Сквозь сон слышала взволнованный женский голос, разобрала только одну фразу: «Кто у тебя? Я спрашиваю, кого ты привез?». Незваную гостью, видимо, провели на кухню, поскольку голоса стихли. Потом я провалилась в забытье, а проснулась оттого, что меня сильно трясли за плечо:

— Тоня, вставай, тебе надо идти!
— Что? Куда? — я ничего не понимала.
Открыла глаза: надо мной стоял Семен и совал мне в руки мою одежду.
— Я потом тебе все объясню, а сейчас собирайся, тебе придется переночевать в гостинице, — в его голосе сквозило раздражение.
— Но ты ведь меня проводишь? — наспех одеваясь, пролепетала я.
Но он буквально вытолкал меня на лестничную клетку и захлопнул дверь, бросив напоследок:
— Утром я тебя найду!

И вот я оказалась поздним вечером одна, на улице темного города, так далеко от своего дома, без помощи и поддержки. Я шла, проливая слезы, безуспешно пытаясь выспросить у редких прохожих дорогу к гостинице. Поднялась метель. Продрогла до костей, но никто не хотел мне помочь: я не понимала их языка, да и разговаривать со мной не желали. Наконец-то нашлась сердобольная душа: встреченная девушка объяснила, как мне добраться.

Я вошла в фойе гостиницы опухшая от слез и окоченевшая от холода. К счастью, дежурная оказалась русской, она, видя мое состояние, быстро проводила меня в номер и предложила чаю. А когда принесла горячий чай, участливо поинтересовалась, не случилось ли со мной чего, и я, захлебываясь от рыданий, рассказала Надежде все.

— Знаю я твоего Семена, — вздохнула Надя. — Сволочь редкостная, раза три уже был женат — все жены сбегали. Любовниц куча. Видимо, одна из них приперлась сегодня и условие ему поставила, чтобы духу твоего не было. А мерзавец получил от тебя свое, и ладно.
— Но зачем же он так настойчиво звал меня в гости?
— Да кто их поймет, мужиков? Они сами-то себя не понимают: сегодня одна блажь в голову взбредет, завтра — другая… Ничего, Тоня, утром возьмешь билет — и домой. Забудь все, как страшный сон.

… Утром я все еще надеялась, что Семен придет в гостиницу, как-то объяснится. Увы! И отправилась я на вокзал, сердечно попрощавшись с Надеждой и обменявшись с ней телефонами. А тут новое испытание: билетов на Москву не было. Дело кончилось тем, что я бросилась на колени перед начальником вокзала, умоляя отправить меня домой. Он сжалился и пристроил меня в вагон ближайшего поезда. Всю дорогу пролежала на верхней полке, отвернувшись к стене, в Москве купила билет в свой город и еще одну ночь тряслась в пути.

Шагнув ранним утром за порог своей квартиры, упала на диван и проспала до самого вечера. А когда проснулась, поняла, что заболела. Две недели провалилась с воспалением легких, потом еще долго восстанавливалась.

…С Надеждой мы созванивались, она сообщила, что Семен в очередной раз женился, а с поста главного энергетика его поперли за финансовые нарушения. И это явилось мне пусть слабым, но утешением.

Антонина, 39 лет

Любопытно:

Актуально: