Как я участвовала в кулинарном шоу

Я с самого начала чувствовала себя способной добраться до финала. Наверное, благодаря тому, что отличалась приятной наружностью, юморила, создавая непринужденную атмосферу, и к тому же неплохо готовила, поскольку много тренировалась дома, причем с детства. Благодаря папе, человеку военному, наша семья часто переезжала по стране. Мама, работник культуры, все свои силы отдавала творчеству, занимаясь в клубах с детьми то лепкой, то вышиванием, то подготовкой к праздникам, а на мне была готовка обедов для родителей и трех младших братьев. Короче говоря, в плане кухни меня уже ничто не могло напугать.

Первые десять дней на кулинарном шоу прошли практически без подстав. В это время отсеялись случайные люди и те, кто был слишком самонадеян, не имея шансов ни в плане навыков, ни в плане покровителей. Да и задания, надо сказать, давались злементарные: традиционные русские блины с припеком, куриный бульон с клецками, овощной салат, картофельные зразы с необычной начинкой… А вот дальше стало веселее.

 

Скандалы и интриги

Предложение приготовить сытный и изысканный бизнес-ланч для вегетарианца повергло в панику многих. Но не меня. Я сразу же представила несколько разных блюд из грибов вплоть до десерта из песочного теста и шоколадной помадки в виде очаровательного боровичка, выглядывающего из марципановой травы. Моя компаньонка по номеру отеля, где жили все участники, не оказалась столь сообразительной. Она пожаловалась мне, что не может найти достойную идею. Я прикинула, что уже привыкла к ее соседству, и откликнулась на просьбу, подсказала направление с японской кухней. Используя мой намек, она приготовила прекрасный обед из риса, водорослей и овощей. Каково же было мое удивление, когда ведущий объявил, размахивая руками над аппетитными роллами:

— Во-первых, это банально. Во- вторых, мы договаривались о меню для европейца.
Моя соседка тут же попыталась защититься:
— Во-первых, во всех европейских странах популярна тихоокеанская кухня. Во-вторых, в условиях задания ни слова не было о каких- то ограничениях в культурах. И, в-третьих, а не банальны ли овощные супы-пюре, которыми вы восхищались за минуту до этого?!

Ведущий с невозмутимым видом перевел стрелки:
— Я лишь озвучиваю мнение экспертов. А они считают, что ваши блюда в этот раз наихудшие. — И он ехидно улыбнулся. — Признайтесь, вы хотели отравить нашего гостя? Вам не нравится, как он поет?

Когда камера отъехала в сторону, моя соседка обернулась ко мне и произнесла с укором:
— Ты меня подставила!
— Нет,— приложила я руки к груди в знак моей честности, — поверь.
Она посмотрела презрительно и прошипела:
— Чтоб ты вылетела вслед за мной с позором!

Проплакав от обиды всю ночь, больше я уже никого не жалела и никому не помогала. И даже когда нас разбили на пары для разработки меню для придорожного кафе, сделала все, чтобы показать, что доставшийся мне напарник не может работать самостоятельно на должном уровне. Он был отчислен на следующий день. А еще через сутки меня пригласили на закулисную беседу.

— Мы чувствуем, вы настроены продолжать соревнование до победного конца, — начал один из продюсеров, — но вряд ли вам повезет.
— Вы сомневаетесь в моих способностях? — поинтересовалась я.
— Отнюдь. Мы сравниваем средства, вложенные в некоторых участников, и ваши, ничем не подкрепленные, надежды.
— Спасибо за откровенность, — поблагодарила я. — Что вы мне предлагаете?
— Набор кастрюль.

Я готова была рвать и метать. Какие кастрюли, когда нацелилась на главный приз — сертификат на полностью оборудованную кухню, включая те самые кастрюли. И я позволила себе дерзость:

— А что получит тот, кто будет за мной?
— Кухонный комбайн.
«Пан или пропал», — прикинула я и нагло заявила:
— Хочу комбайн!

Организаторы озадаченно переглянулись, но согласились. Кастрюли достались молодому человеку, который, кстати сказать, изобразил не самое худшее пирожное-безе. Были участники, у которых меренги вовсе не поднялись или остались сырыми внутри. Я видела, как эти недоделки в последний момент подменили на другие, испеченные, по всей видимости, кем-то из профессионалов. Мое печенье получилось безупречным и дало мне повод думать о том, чтобы претендовать на нечто большее, чем кухонный комбайн. Организаторы категорически не согласились. Но… Мой бифштекс оказался столь нежным, что приглашенная звезда не смогла сдержать эмоций.

— Бесподобно! — провозгласил известный тенор. Известный еще и тем, что любил славно поесть. — Я готов взять вас с собой на гастроли, чтобы отдыхать между выступлениями не только душой, но и чревом.
— Ну, так и возьмите, — тут же посоветовали ему. — Прямо сейчас и можете забирать.

Тенор, видимо, понял, что сморозил глупость. Его доходы были не столь велики, чтобы возить за собой помимо гримера-костюмера еще и личного повара. И он схитрил:
— После того, как участница займет первое место на проекте. Я же не могу лишить ее такой перспективы.

 

Выгоним тебя ни с чем!

 

За кулисами разгорелся нешуточный скандал. Я прошла в следующий тур ценой приобретения дополнительных недругов.
— Выгоним тебя ни с чем, — пригрозил мне мимоходом ведущий.
— Подарки вручают всем, — напомнила я.
— У некоторых на выходе отбирают, — пренебрежительно кинул он.

Я осознала, что больше мне рассчитывать не на что, кроме как цепляться за свое мастерство. Но попробуйте приготовить нечто стоящее, если у вас нет продуктов. Когда утром вместе с заданием (украинский борщ с пампушками) раздавали конверты с деньгами для похода на рынок, в своем не обнаружила ни копейки. Это означало, что должна сама снять свою кандидатуру с программы под любым предлогом и без всяких отступных. Но я поехала вместе со всеми за покупками, решив не сдаваться до последнего. Все необходимое для борща выменяла на свои наручные часы. Организаторы не ожидали такого поворота. И, как позже мне рассказали, продюсерам так понравилась моя находчивость, что они заключили пари, на то, что я легко продержусь еще неделю, несмотря ни на какие трудности. Информация стремительно распространилась среди посвященных. На меня начали делать ставки. Появились те, кто уже был заинтересован в моем успехе. Впрочем, как и те, кто желал мне скандального провала.

 

Зона военных действий

 

Теперь каждый мой день походил на военные действия. То мне доставались тупые ножи, то вместо растительного масла в бутылке оказывался лимонад, то из пачки риса на моем столе вылезали тараканы. Один раз ведущий, будто ненароком, толкнул меня к плите. Чудом я не перевернула на себя раскаленную сковороду. В другой раз коллега-участник случайно выплеснул на меня кипяток. Если бы не клеенчатый передник, я оказалась бы в больнице, а так лишь слегка ошпарила руки и ноги. Но стиснула зубы и изобразила торт в виде огнедышащего дракона. После этого меня вновь пригласили на доверительный разговор.

— Мы неплохо на вас заработали, — признался один из продюсеров, не скрывая удовлетворения. — Но вы же понимаете, что финал все равно вам не по зубам.

— Я так не думаю, — зло ответила ему.

— Советуем умерить пыл, — резко осадили меня. — Соглашайтесь на сто тысяч отступных и место помощника повара в ресторане «Валгалла». Плюс к этому мы еще подарим вам посудомоечную машину.

— Всегда мечтала, — призналась я.

— Работать в ресторане? — уточнил продюсер.

— Нет. Иметь посудомойку.

— Ваша мечта в ваших руках.

— Да, — согласилась я.

И на следующий день приготовила умопомрачительную паэлью, превзойдя саму себя. Блюдо выглядело настолько шикарно, что в жюри произошла явная заминка. Все озабоченно совещались, а я стояла и усмехалась, глядя в камеру и представляя бешенство режиссера. По указке этого самого режиссера меня попросили подойти к столику жюри и подробно описать рецептуру. Я почувствовала себя победительницей. Члены жюри, опытные кулинары, не смогли вычислить все ингредиенты.

Ощущение победы длилось недолго. Три шага. На четвертом я споткнулась о выставленную ногу ведущего и упала на заблаговременно оголенный провод под напряжением. Прибывший врач констатировал перелом ключицы и быстро прибинтовал обе мои руки к телу. Стоявший рядом ведущий шептал мне в ухо: «Если возразишь, настоящий перелом появится незамедлительно».

Это было слишком. Потеря здоровья в мои планы не входила, и я с горем и в отчаянии покинула проект. Без отступных, без трудоустройства, с относительно небольшой суммой денег, которая осталась у меня после выплаты налогов на приз в виде посудомоечной машины. Зато со знанием тайн телевизионной кухни.

Неделю спустя победителю вручили сертификат на приобретение кухонной мебели и всей необходимой техники и посуды. И, что самое интересное, его в помощники повара не пригласили. Впрочем, и все мои попытки заполучить то место, о котором мне говорили, не увенчались успехом. В один голос мне отвечали: «А кому нужен такой строптивый помощник»?

Осталось только одно — открыть свое собственное кафе. Я уже составила меню и бизнес-план. И даже решила, в каком стиле будет интерьер. Осталось придумать убойное название…

Вероника, 40 лет

Любопытно:

Актуально: