Второй шанс…

Мы с Виктором поженились в пору моего студенчества. Он был простым работягой, но я, устав от рафинированных мальчиков с филфака, именно такого и искала: брутального, немногословного, основательного… А вот что он во мне нашел тогда, непонятно — может, тоже выбрал себе невесту на фоне контраста: признался потом, что разбитные девчонки с завода его раздражали. А тут ученая барышня, вся такая нежная и трепетная. В общем, сыграли свадьбу и переехали в квартиру моей бабушки. Диплом я защищала уже на сносях, поэтому на работу вышла, только когда дочка пошла в детский сад. И все у нас было неплохо, разве что раздражали некоторые привычки друг друга. Но и к ним мы, как мне казалось, со временем притерпелись.

Недовольство мужа

К примеру, я готовлюсь к уроку литературы. Полностью погружаюсь в особую атмосферу Тургенева или Достоевского… А Витя вдруг войдет в комнату в трениках, почесывая живот, отрыгнет у меня над ухом пивом или чесноком и обязательно изречет что-то вроде: «Все над книжками своими сидишь? Ладно бы платили хорошо, а то ведь слезы…» Я сердилась, а он все не унимался. Говорил, что женщина обязана следить за собой, за детьми и мужем. И этого, мол, вполне достаточна. Приходилось каждый раз объяснять, что он знал, кого брал в жены. А за порядком в доме следить успеваю, ему не в чем меня упрекнуть.
И со временем он перестал меня донимать, разве что хмыкнет скептически, если заведу разговор о школе. А я уже почти ничего и не рассказывала — понимала, ему это неинтересно. Ну и, конечно, Виктор выражал недовольство, если я засиживалась над тетрадями допоздна — дескать, если муж лег, жена должна быть рядом.

 

Странные перемены

И тут начали происходить странные вещи. Виктор все чаще стал задерживаться на работе, объясняя это бесконечными авралами, причем усталым не выглядел, наоборот, как-то оживел и повеселел. Постоянно насвистывал какой-нибудь мотивчик, одевался теперь с особой тщательностью, нередко пропадал и в выходные дни. И совершенно потерял интерес ко мне. Я и забыла, когда между нами была близость. Понятное дело, я заподозрила неладное: уж не даму ли сердца он себе завел? Эта мысль для меня была как гром с ясного неба, ведь все эти годы мой Витя даже не смотрел в сторону других женщин.
Пыталась поговорить с мужем откровенно, но он лишь отмахивался: «Не болтай глупостей, ты ведь знаешь, как я загружен!» Даже наорал на меня однажды, мол, горбачусь-горбачусь, деньги в дом приношу, а ей все не так . Но вскоре следы его измены стали проявляться все отчетливее: и запах чужих духов улавливала, и странные телефонные звонки случались.
Если я брала трубку, слышала чье-то дыхание, а потом — кроткие гудки, а если подходил муж, разговор напоминал шифровку разведчиков.
Последней каплей стало, когда однажды Виктор не пришел ночевать. И даже не предупредил меня об этом. Я почти всю ночь простояла у окна, прислушиваясь к шуму лифта. Благо была пятница, не нужно завтра на работу. Утром хотела уже начать обзванивать больницы, и тут в двери повернулся ключ. И мой благоверный с совершенно невиноватым лицом предстал перед моими очами. Я разрыдалась и бросилась к нему с вопросами, а он глянул как-то брезгливо и даже не взял себе за труд объясниться. Молча отстранил меня и прошел в ванную. А потом завалился спать. Ближе к полудню пришел на кухню, и впервые между нами разразился безобразный скандал. Муж орал, что давно уже не видит во мне женщину, что я превратилась в сушеную воблу в очках, что ему надоели мои умничанья и что нормальные бабы должны уметь ублажить своего мужика…

Соперница

Я очень испугалась, что могу потерять мужа и проявила чудеса изобретательности, поскольку решила не сдаваться без борьбы. Для начала нужно было выяснить, кто она, моя соперница. И я банально выследила ее. Оказалось, жиличка из соседнего подъезда — некая Светлана, замужняя, кстати, женщина. Я осторожно выспросила о ней наших «дворовых» бабушек, которые, разумеется, знают все и про всех.
Они и подтвердили, что мой Витя частенько шастает к Светке, когда ее муж, Юра, уезжает в командировки. И рассказали, что она дама легкого поведения, да и выпить любит. А я поняла, почему мой Витя запал на нее: эта особа — из серии хохотушек-веселушек, которые всегда готовы разделить с мужчиной и выпивку, и постель. При этом без всяких претензий, не утруждая никого просьбами и капризами. Легко мужикам с такими подругами, они, как говорится, и мозг не выносят, и к веселью всегда готовы. Вот только на таких обычно не женятся, и мне стало интересно посмотреть на Светкиного мужа-страдальца.
Те же сердобольные старушки показали мне Юру, когда он возвращался с работы, и я не стала откладывать дело в долгий ящик. Остановила его и предложила поговорить. Надо признаться, внешне он был очень хорош — куда там моему Виктору! Высокий, широкоплечий, тонкие черты лица. Да и собеседником оказался приятным, если не брать во внимание повод нашей беседы: развитая речь, приятные манеры. В общем, рассказала ему все и спросила, что же мы в сложившемся положении будем делать дальше. Юра долго молчал, а потом поднял на меня глаза и сказал: — Я давно подозревал, что жена имеет привязанности на стороне — скучно ей со мной. Свете хочется фейерверков, страстей, она не переносит серых будней. И ведь полюбил ее в свое время именно за это: ну как же, девочка-праздник! И после паузы горько добавил: — Да только праздник не может продолжаться вечно. — Юра, мне кажется, мы должны объединить усилия, чтобы сохранить наши семьи. — А какой в этом смысл? Человека ведь не переделаешь…

 

Сердца четырех

 

Пришла домой и задумалась. А чего это я, действительно, так уж бьюсь за своего Виктора? Судя по всему, ему нужна совсем другая женщина. Да и Юра почему-то не выходил из головы — зацепил он меня чем-то. В общем, решила отпустить ситуацию, пусть будет как будет.
А мой муж окончательно сошел с тормозов. Теперь они со Светкой встречались чуть ли не в открытую. Но и мы с Юрой времени даром не теряли. Однажды он подвез меня на работу, а как-то вечером мы столкнулись по пути домой и зашли в ближайшее кафе. И мне все сильнее нравился этот человек, скажу больше, вскоре я уже с волнением ждала нашей встречи.
Дело кончилось тем, что мы все поразводились и соединились уже в другом раскладе. И я почувствовала себя такой счастливой в новом браке! Мы с Юрой понимаем друг друга с полуслова, он относится ко мне нежно и бережно. И постоянно говорит, что и не подозревал, что с женой может быть так тепло и уютно. И с дочкой моей у него сложились прекрасные отношения.
А у Виктора со Светланой обстоит все далеко не так благополучно. Они начали выпивать вместе. Дальше — больше: продали квартиру и купили дом в деревне, где и продолжают квасить. Наверное, каждый получил, что хотел, во всяком случае, надеюсь, что им весело. Правда, за дочку немного обидно: папа будто бы забыл о ее существовании. Она поначалу еще спрашивала о нем, а потом перестала. Маленькие ведь быстро расстаются с привязанностями. Этим себя и утешаю. И все чаще думаю: все-таки не зря каждый из нас должен выбрать себе именно пару. Потому что чем глубже пропасть между людьми — пусть даже интеллектуальная — тем сложнее выстраивать отношения. И никакая любовь не спасет, если вы не в состоянии услышать друг друга.

Лариcа, 29 лет

Любопытно:

Актуально: